День памяти Олега Лундстрема

День памяти Олега Лундстрема

В 1930-е мир охватил новый танец – фокстрот и новая музыка – джаз. Олегу Лундстрему однажды совершенно случайно попалась пластинка никому тогда еще не известного оркестра Дюка Эллингтона. Тонкий слух Олега Леонидовича услышал в этом звучании что-то большее, чем «музыку для ног». Его друзья-музыканты оценили эту находку и согласились попробовать такое направление. Так зародился будущий «Государственный камерный оркестр джазовой музыки имени Олега Лундстрема».

Знаете, мистер Эллингтон, если бы не Вы с Вашим оркестром, то я был бы инженером, а не музыкантом.

Олег Лундстрем

Олег Лундстрем, как обладатель анального вектора, очень много учился. Он окончил коммерческое училище, Харбинский политехнический институт, музыкальный техникум по классу скрипки. Позже Лундстрем создал свой оркестр и со своими музыкантами поступил в Казанскую государственную консерваторию, чтобы освоить все тонкости профессии.

Обладатель кожного вектора, он мог стать и инженером, и руководителем предприятия. Но звуковой вектор стремился к познанию смыслов через музыку. Кожно-звуковой музыкант смог хорошо руководить оркестром: не только объединять людей в коллективе общей идеей, но и давать направление для роста – слышать все неточности и помогать людям совершенствовать свое мастерство, придумывать новое звучание, не похожее на все остальное.

Оркестр Олега Лундстрема не делал свое имя за счет звезд эстрады. Звездами становились здесь, под его руководством!

Это был первый оркестр в СССР, который сделал упор на инструментальную музыку, а не на вокал. Идея исполнять русские песни в джазовой обработке возникла у Лундстрема, когда он еще жил в Китае. Аранжировки «Песня о капитане», «Катюша» и другие были приняты публикой и имели большой успех. Такое исполнение оценили не только слушатели, но и именитые музыканты. Пресса писала о Лундстреме как о «короле джаза Дальнего Востока».

Только джаз

Считалось, что в СССР не было джаза. Не существовало такого слова, не существовало такой музыки. Как называл себя сам Лундстрем, он был «темной беспартийной массой». Когда во всей стране джаз искоренялся, он писал джазовые аранжировки и играл их на татарском радио. Все поклонники этого стиля просто прилипали к приемнику. Это было что-то невиданное для того времени – настоящий звуковой прорыв в музыке.

Дмитрий Шостакович на одном из собраний, где решалась судьба советской музыки, сказал: «Записи оркестра Олега Лундстрема – это тот путь, по которому должна развиваться легкая музыка». Мнение Шостаковича имело большой вес и повлияло на дальнейшее развитие этого неповторимого оркестра с прекрасным и узнаваемым на весь мир лицом кожно-звукового Лундстрема.

Автор: Лидия Поречнева

8

Комментировать

Оставьте комментарий.